Шаг # 2 — стать шкипером! Из записок Канарского выхода.

Автор: | 23.08.2009

Пока совсем не стёрлось из памяти. Декабрь 2008. Парусная школа RYA. Канарские острова.

Перелёт Сургут-Москва-Мадрид-Тенерифе и я там где кончается Старый Свет и начинается Новый. Атлантика, солнце, пальмы, горы. Остров Тенерифе — как они говорят здесь, «остров-материк», высотная поясность и особенности климата делают его ландшафт и местные климатические условия очень разнообразными. Есть здесь и солнечные пляжи, ранее пустыни южного побережья, есть и влажный плодородный север — место исконного обитания Канарцев. Постоянные северо-восточные ветра несут облака, но они не могут преодолеть высоких гор островов. Задерживаемые над северными склонами острова облака, изливают на них свою  влагу, предоставляя южные склоны палящему солнцу на безоблачном небе. Именно на севере обе столицы острова — старая и новая и лишь развитие туризма заставила население переселятся на юг, из прохладных предгорных селений на длинную череду песчаных пляжей, застраиваемых отелями, ресторанами и прочей туристической инфраструктурой.

Марина дель Сур городка Лас Галетас на юге о.Тенерифе. База КлубСэйл — английской парусной школы и чартерной компании. Именно эту компанию я выбрал для продолжения обучения и получения сертификата Day Skipper, дающего право самостоятельного управления парусной яхтой. Школа работала по английской системе RYA, что позволяло надеяться на основательный подход и приобщение к традициям парусного мастерства.

В марину приехал уже вечером. Попав в тихий рыбацкий посёлок, вышел из машины и пошёл по волнолому. Затем, спросив у синьориты из портового офиса, отправился на понтон, где повстречал человека лет 35-40, который представился инструктором по имени Ли.

Ли был коренным лондонцем, он говорил своими словечками, был слегка расслаблен, говорил, что жизнь «там» была слишком дорого и он предпочитает жить здесь «за 1 евро в день», мечтал завербоваться на большую яхту. В целом, Ли оказался нормальным инструктором, но отнюдь не таким энтузиастом, учителем, каким был мой первый инструктор в Мармарисе — Джон Пинг.

Ли провёл меня на яхту. Бавария 36 — обычная, всем известная модель. Здесь я познакомился с экипажем.

Первый поднялся из каюты и поприветствовал меня, а я его. Он спросил откуда я и, узнав, что из России сказал, с узнаваемым у нас прибалтийским выговором: «ну… можно по-русски…». Здорово, что «можно по-русски», вот Роланд*, как он представился тогда на европейский манер, и стал центральным для меня человеком на ближайшую неделю. Он был из Литвы, родился ещё в Союзе, мы много разговаривали на разные темы и я много размышлял над тем о чём мы говорили. Чего только стоит наш разговор о жизни, о яхтах, о деньгах, о семьях, о странах на корме яхты несущейся в сумерках в Океане , на волнах ослабевшего до 7 баллов шторма. Имея яхтенный опыт — он многое подсказал мне по ходу нашего плаванья.

Второй член экипажа — Брэндан* — скульптор из Англии. Как я понял, он ранее гонялся на спортивных яхтах, много чего умел и в школу, как я понял записался от нечего делать, чтобы провести отпуск и освежить свои навыки. Как настоящий англичанин, он был «с дистанцией», которую, я впрочем переступать и не собирался, тем более «языковой барьер».

Отлив в Лас Галетас. Амплитуда приливовов и отливов на Канарах около 2-х метров, но из-за крутых берегов островов имеющих вулканическое происхождение, сложностей для навигации они не представляют. Тем не менее сертификаты шкиперов, которые выдают здесь, имеют отметку «приливные воды».

В первый день, мы вышли в море и на ночь вернулись на базу в Лас Галетас. В прринципе, ничего особенного. Вечером ужин. Я долго не сплю в маринах. Хожу один по пирсам, думаю, мечтаю. Бывает пью виски или пиво понемногу…

День второй. Сегодня переход на соседний остров. В порт Сан Себастьян Ла Гомера. Вышли. Солнечно и тепло. Идём под мотором вдоль южного побережья Тенерифе, готоое напоминает мне турецкое — такие же безжизненные горы. По мере выхода в пролив между островами становится более ветрено. Здесь почти всегда северо-восточный ветер «как включено». Высокий профиль гор островов: Тенерифе, Гран-Канария, Ла Пальма, Ла Гомера, Ель Хиеро создают два природных феномена. Первый, это зоны акселерации ветра: между островами скорость ветра увеличивается на 10-15 узлов. Второй — это задержка вершинами гор влажных облаков и, как следствие, разделение островов на две климатические зоны: влажный север и засушливый солнечный юг.

Итак, подходим к зоне акселерации ветра. В метрах 300 видна её граница. На поверхности океана явный переход от слабого волнения к белым барашкам, «вздыбленной», «кипящей» поверхности. Вот понеслось…25, 27 узлов….уже взяты рифы… Да, и конечно здесь есть свелы — океанские волны с большим периодов, высотой и длинной. Я таких раньше не видел. Атлантика!!!

Марина острова Ла Гомера. Порт Сан Себастьян. Точка старта первой экспедиции Христофора Колумба. Наш второй пункт после короткого 20-ти мильного перехода между островами.

 

Здесь говорят, что именно в этой церкви Х.Колумб помолился перед своим историческим плаваньем.

На третий день перешли вдоль южного берега о. Ла Гомера в марину Гран — Рэй. Солнце грело по летнему и по пути даже встали на якорь для купания. Здесь было одно из немногих мест на Канарах, где можно бросить якорь. Уходящие в глубину обрывистые берега островов — вулканов, как правило не предоставляют удобных якорных стоянок. Вот и здесь, небольшой пятачок приемлемых для якоря небольших глубин совершенно не защищен со стороны моря, природных бухт на островах нет совсем.

 

Марина Гран Рей на южном берегу о. Ла Гомера.

Место ранее популярное у немецких хиппи. Самих хиппи мы не видели, прогулявшись в районе гавани и отужинав чем-то непримечательным, завалились спать.

Здесь впервые мы встали не к плавучему понтону, а к бетонной стенке. Швартовка к причальной стене имеет свои особенности, о которых я впрочем ранее читал. Лодке предстояло перемещаться в вертикальном направлении с амплитудой около 2-х метров, поэтому, швартовы не натягивали, чтобы не повиснуть на них при отливе; на причальные палы накидывали цепи и уже к ним крепили швартовы — чтобы не перетёрлись о бетонный край пристани. Вечером ветер свистел в снастях, лодку било о пристань, мне казалось, что мы куда-то движемся, не спалось и я поднялся на палубу и, затем, по лестнице на причал.

День четвёртый. Именно при переходе из марины Гран Рей мы попали в нечто подобное шторму, или, как говорят англичане при силе ветра до 8-ми баллов по Бофорту — гэйлу.  Подробнее смотри здесь. Видео>>>

Как это случилось? По-моему прогноз дал сбой. Плюс влияние зон акселерации ветра. Что сказать? По неопытности я особо ничего не понял. По-моему, до конца врубились только Ли и Брэндан. Впечатления, конечно, пересказывать нет смысла, надо быть. Ничего суперстрашного я (честно) не видел. В какой-то момент поняли, что против ветра идти под парусом не получается и врубили движок. Скатываясь с волны, яхта падала брюхом, летели брызги, в том числе, Ли за шиворот и он делал замечание рулевому — нужно отрабатывать волну — под углом. На траверзе опять Сан — Сальвадор, посоветовавшись, Ли принял решение идти на Тенерифе в соответствии с первоначальном плане.

В ветровой тени острова Тенерифе, ветер ослабел, волна уменьшилась…отпустило. Мы сидели на корме и разговаривали, разговаривали… Это ощущение: после шторма, в непогоду, ночью мы идём к земле. Перед нами, залитый огнями, Тенерифе. А мы здесь одни. Над нами Космос, под нами бездна нескольких километров Океана. И только нить мысли витает незримо, сшивая наши души… О чём мы говорили эти несколько ночных часов я в точности не помню, но забыть сам этот разговор невозможно.

На подходе к порту Лос Гигантес, Ли явно занервничал. Часто сверялся с картой и GPS на штурманском столе, всматривался в видимые навигационные огни.  Впереди маняще мигал один из них: девять вспышек — это западная кардинальная марка, которая установлена на волноломе нашего порта. Уже видны зелёные и красные огни на входе в порт, Ли сильно напряжён. Всё дело в том, что вход в плохую погоду сопряжён с риском быть увлечённым прибойной волной, которая бросит судёнышко на скалы — 500-метровые Гиганты, от которых получило название это место. Всё, пришли, ужинаем. Заказали текилу.

День пятый. Я шкипер! В этот учебный день я, по правилам школы, исполнял обязанности шкипера. Курс, счёт приливов, расстояние, время. Отход. Выходим из тесной марины, я на штурвале, Ли на подстраховке. Идём на юг вдоль острова. Штиль. При огибании южной оконечности задуло до 27 узлов — зона акселерации. Встречный. В лавировку наша Бавария не идёт. Дрейфует под ветер. На каждом галсе, возвращаясь к берегу, видим, что маяк опять перед нами. Наконец, Ли надоело и мы включаем двигатель. Возвращаемся на базу в Галету.

И вот Ли сказал Роланду, а он мне: мы сдали!!!  Потом я узнал, что всё было не так просто. Изначально англичане были озадачены мной: русский, языком неважно владеет, опыта мало. Но позже, как оказалось, их удивило наше поведение в шторм, да и мои способности навигатора их удовлетворили вполне.

Итак, я шкипер! До меня не сразу дошло. Мы радовались как дети… Конечно обмыли, а потом, когда уже все спали я продолжал сидеть в каком-то баре на второй линии улиц со старым испанцем и испанкой — хозяевами заведения и пил потихоньку виски и даже выкурил две сигары.

Завтра (или день шестой). Уже никому никуда не хочется, но утром пришёл Ли и сказал, что мы идём в соседнюю марину Сан Мигель. После вчерашнего меня мутили не по детски, да ещё Ли отправил меня в каюту за штурманский стол «делать навигацию». Внизу меня окончательно укачало и отпустило лишь когда, сочувствуя моему состоянию, меня пустили за руль. В Сан Мигеле выпили пива — полегчало.

День седьмой. Утром я проводил Роланда в аэропорт и снова взял на прокат машину. Ещё раз: горы, городки… это так здорово, мне было жаль, что со мной нет никого, кто мог бы разделить со мной эти впечатления.

записано почти через год…

ноябрь 2009

Смотреть фотки гор… Тейде — погружение в затерянный мир>>>

 


Примечание (*): в интересах участников правдивых историй, имена могли быть изменены 

Добавить комментарий